Войти |ЗарегистрироватсяВсего пользователей 144 Статей 613


Бегущие по волнам

Бегущие по волнам – А может, мы с ним будем, как герои фильма «Привычка жениться»! То вместе, то врозь! – я ухватилась за последнюю соломинку, но жестокая подруга-коллега швырнула в меня «булыжник»:
– Это всего-навсего фильм! Надеюсь, у тебя хватит ума не обзаводиться кучей детей от сомнительных отношений. Хорошо хоть признаёшь, что всё это похоже на дешёвую мыльную оперу. Ладно, давай конструктивно. Какой сейчас этап – «вместе» или «врозь»?

– Врозь, – я опустила голову. И тут же воспряла духом: – А обед на прошлой неделе и подвезти до дома на этой – считается? Если да, то чуть-чуть вместе.
– Ясно, – сказала женщина-скала и села за чтение договора. – Пожалуйста, сделай так, чтобы в течение 72-х часов я не слышала об этом мужчине.
– А потом? – подала голос моя роб­кая надежда.
– А потом выходные! – рявкнула «скала» и даже замахнулась бланком договора.
Я тоже яростно принялась за рабо­ту. Вру. Открыла «Одноклассники», включила статус «невидимка» и отпра­вилась на страничку «этого мужчины». Клянусь, я только посмотрю фото, где он в джинсах и синей рубашке стоит на площади. И пусть меня постигнет раннее облысение, если я задержусь там дольше пяти минут.
В принципе получилось. «Висела» на его страничке всего минут 20. А по­том смотрела в монитор и подпевала Лепсу в наушниках: «Я заблудился, выхода мне нет, в тебе брожу как будто в лабиринте». За 10 минут до окончания работы подруга-скала огласила приговор:

– В субботу мы идём в боулинг. Предупреждаю заранее, чтобы ты не придумала отговорки и не пустила выходные под откос. Кроме того, гарантирую массу симпатичных мужчин. Если будешь умницей, удастся спасти тебя от психушки.
Я киваю. Раз уж общественность берёт на поруки, придётся «сломать себе жизнь» и всю субботу сбивать кегли.

С самого начала у нас всё шло наперекосяк и шиворот-навыворот. Познакомились в общей компании, переглядывались и подтрунивали.
– Красавица, сколько будем в гляделки играть? -схватил он за руку. Смелость жеста объясня­лась праздничной атмосферой и обильным застольем.
– В смысле? – застолье, напротив, притупило мою тягу к флирту.
– Пора на свидание нам сходить, разве непонятно, что мы созданы друг для друга, – и улыбнулся, как Ретт Батлер, когда смотрел на Скарлетт.- Раз пора, значит, давай сходим. Сходили. Потом ещё и ещё. А потом
точь-в-точь, как пела Пугачёва: «Я его поцеловала». Сама. Он ответил, на достигнутом никто не захотел останавливаться… В общем, на следующий день он даже не позвонил. А когда позвонила я, он зевнул в трубку:
-А, привет. Что-то случилось?..

«Случилось»? Ничего себе. Да это лучшее, что было со мной за .. .дцать лет биографии. Я дышать спокойно не могу, как вспомню – вся как «маков цвет», мне нужен он, весь, целиком, прямо сейчас и навсегда. Наверное, даже если в человека попадает молния, ему легче.

– Ничего не случилось! Просто хотела услышать тебя, – щебечу, а голос пре­дательски выдаёт, что случилось худшее: он равнодушен.
-Услышала?
– Да. Чем планируешь заняться? -Боже, я совершаю все ошибки влюблён­ной дурочки.
– Не знаю. Если что, я тебе позвоню… И всё. Представляете, всё! Сама не
верю: добивался, горел, а теперь, как ос­тывший ужин. Села и заплакала злыми слезами. «Ну погоди, попляшешь ты у меня, – думала, – больше не сделаешь мне больно, я возьму реванш»…
Через пару дней он позвонил и рас­сыпался в нежностях, пригласил в кино, «грозил» прислать курьера с цветами. Я отвечала односложно и сухо. Ха-ха! Мы ещё посмотрим кто кого!..

Оказалось, никто и никого. Ничья. Два года бои шли с переменным успехом: пару недель не видимся, терзаем друг друга вволю, потом краткое свидание, жаркие слова «никому не отдам», «моя», «люб­лю», «чтобы дочка была на тебя похожа». Утром я свечусь и сияю, порхаю вокруг него с завтраком, а он смотрит в сторону: «Прости, малыш, сегодня масса дел, не до тебя». Монтаж, прокручиваем ещё пару недель со знакомым сценарием и -оп-ля! – уже другой финал. Моё ледяное прощание: «Прости, до утра остаться не могу, вызову такси, созвонимся». Он изоб­ражает (или всё-таки нет?) отчаяние.
Сначала мне казалось, что это игра с жестокими правилами. Потом думала, что он не уверен во мне, вот и пытает­ся привязать давним способом «чем меньше женщину мы любим». Затем и вовсе не знала, что думать. И решила закончить сказку про белого бычка прямым разговором:

– Мы когда-нибудь придём к общему знаменателю?
– Что ты имеешь в виду?
– Ты прекрасно знаешь, о чём я. Не могу понять, мы вместе или врозь?
– Малыш, не начинай. Зачем нам всё это? Ты моя женщина, я твой мужчина. Все попытки сойти с орбиты ни к чему не приведут. Я люблю тебя, ты любишь меня, это даже не обсуждается. Но ничего менять не стоит.
– Это ты думаешь, что не стоит. А я хочу нормальных отношений, семью, детей.
– Малыш, ну что ты придумываешь. Не созданы мы для этого. Друг для дру­га – да, а большее нам ни к чему. И не пытайся сломать систему: ты моя, я твой.
– Знаешь, а я всё-таки попробую сломать эту идиотскую систему! – даже ногой топнула, так вывела из себя его циничная уверенность во всём.

А он, садист, махнул рукой:
– Давай, максималистка моя, лезь на баррикады. Всё равно через месяц со мной проснёшься.
…И я проснулась. Но от требовательных объятий другого мужчины… На­дела его рубашку, помогла приготовить яичницу и кофе. Я мурлыкала и подставляла нос для чужих поцелуев. Мы обсуждали, как проведём выходной, что купить на обед…
Победа была бы за мной, если бы, чёрт побери, я не вспоминала мститель­но, что сегодня и есть ровно месяц.

Когда люди говорят: «Мы никогда не ссоримся», не думайте, что это из-за ог­ромной нежности. Проще всего любить тех, кого не любишь, такой вот парадокс. Мы не ссорились. Мужчина был предуп­редителен, внимателен, заботлив. Вот только бесило, когда он по-детски сюсюкал: «А у кого такие хрупкие плечики? А что за шрамик на коленочке у нас?» Не выдержала:

– Почему ты со мной разговариваешь, как с маленькой или неполноценной?
– А потому что ты у меня маленькая! Будь моя воля, всюду бы с собой в кар­мане носил. И шрамики на коленочках зелёнкой смазывал!

Он был влюблён, не играл, то прибли­жая меня, то отталкивая. Наверное, со временем я бы приняла его, стала ручной и глупой. Но однажды вечером мы сидели в кафе, он вышел на минутку… И через мгновение передо мной сидел тот, прежний, самый любимый враг:

– Малыш-малыш, как я рад тебя ви­деть, – он опять улыбается, как Ретт Бат-лер:
– Здравствуй, Карлсон, малыш едва не визжит от восторга, – ухмыляюсь в ответ.
– «Карлсон»? Оригинально!.. Ну что, малыш, ты всё-таки сошла с орбиты?
– А как же, слов на ветер не бросаю, – главное, не переиграть, без вызова в тоне.
– Я бы даже поверил, если бы не ви­дел, как ты на него смотришь.
– Ну и как же?
– Никак. Мимо него.
– Ну…Главное, я всё-таки вижу.
– И что же «главное»?
– Что счастлива с ним и планирую общее будущее.
– Планировать ты можешь сколько угодно, а девочку, похожую на тебя, родишь мне. Ладно, откланиваюсь… По­целовал бы, но не хочу нарушать твои планы с другим. Я позвоню.
…Он не позвонил. А я две недели не соглашалась на ночёвки с любящим мужчиной, 14 суток не выпускала мобильный из рук. Чтобы, едва услышав его голос, согласиться на все его усло­вия. И даже на дочку, похожую на меня.

Я злилась. На того, кто не звонил. На любящего мужчину. Почему он не может сделать так, чтобы мне стали до лампочки незвонящие садисты? А в злобе легко наломать дров…
– У меня для тебя подарок, – сказал мой мужчина и протянул ключ. – Хватит бегать туда-сюда, жду с вещами.
-Ой… Неожиданно, -растеряласья.
– Неожиданно? Мы попгода вместе, давно пора иметь общую крышу над голо­вой и фамилию. Согласна?

Ровно за одну секунду я приняла ре­шение. Конечно, нужно соглашаться. Нужно переехать к нему, остервенело окунуться в супружество, завести кота или собаку, в кратчайшие сроки забере­менеть, родить мальчика, похожего на мужа. Может даже, назвать в его честь…
Мосты за собой надо не только сжечь, а взорвать.
– Согласна! На выходные планирую переезд!
…В страничке «Одноклассников» мигало непрочитанное сообщение. Ко­нечно, от него: «Малыш, прости, срочно уезжал. Смотри, не выйди замуж без меня! Помни, что ты мне обещала! Кстати, у меня для тебя подарок». На снимке он загорелый, родной…
В субботу вернула мужчине ключ от его квартиры. Он ничего мне не сказал, но подозреваю, что проклял.

Уф, три часа сбивать кегли и хохо­тать над шутками нового приятеля весело, но утомительно. Я так благодарна женщине-скале за знакомство и вечер, что готова простить ей обидные слова: «Забудь ты своего мучителя. Когда любят, то хотят быть вместе. Не интригуют, не «якорят» фразами про дочек. А рожают этих самых дочек. Ведь у вас даже общих воспоминаний нет! Слова, взгляды, намёки, переписка в сети – всё как будто со смыслом и… пустое до гулкости»…
Так, все благодарности и обсуждения завтра, а сейчас спать.

… Мою страничку в «Одноклассниках» посещали два «гостя». Приятель по кеглям оставил сообщение: «Доброе утро! Ничего что я настойчив? Как насчёт встретиться? Кстати, ты фотогенична». Ух ты, он выложил наши общие снимки. Вот я прыгаю и визжу от радости – ещё бы, после такого страйка!.. Вот пью сок, вот девушка-скала оседлала шар и грозит нам кулаком. Надо же, как быстро он впустил меня в свою жизнь. Остановил мгновение, создал что-то общее…
А рядом безмолвствует «окошко» мучителя, он по-прежнему расточает улыбки. Судя по голубому квадратику в углу «иконки», с кем-то на мобильной связи. Захожу на его страничку и замираю. Слишком разительный кон­траст с предыдущей жизнерадостной фотохроникой Ромки. Пустые фото­альбомы словно разводят руками: «N ещё не добавил ни одной фотографии». Единственный снимок, где он в синей рубашке, на площади. И всё. Ни личного, ни общего.

Нельзя одним махом перечеркнуть всю жизнь, нельзя приказать себе за­быть. Но можно хотя бы на шаг отклониться от орбиты. Я удаляю одинокое «окошко», чтобы не мозолило глаза. И пишу депешу Ромке: «Привет! Где и во сколько?»

Март 14, 2012 8:56:29 ДП


загрузка...


Написать ответ