Войти |ЗарегистрироватсяВсего пользователей 144 Статей 613


Отец ребенка и муж

Отец ребенка и мужКак большинство девушек, перешагнувших тридцатилетний рубеж, я не верила в любовь с первого взгляда и всегда была скорее практична, нежели романтична, но наш роман с Максимом полностью сломал мои представления о том, как должны развиваться отношения, да и вообще о здравом смысле в целом.

Онлайн-свидание

Мы познакомились на сайте знакомств в Интернете. Встретились, чинно попили кофе и, как полагается, разошлись каждый в свою сторону. А через два часа он мне позвонил и сказал, что ему было жалко меня отпускать, что я очень ему понравилась и он хочет увидеть меня снова, причем немедленно. Я слушала его и улыбалась, потому что чувствовала то же самое. Он заехал за мной, и… мы неделю не расставались. Гуляли, целовались на каждом углу, уехали к нему на дачу и три дня вообще не вылезали из постели, потом вернулись в город и поехали ко мне – и все заново. Время прошло незаметно. Когда я вынырнула из этого любовного запоя, мир и я сама казались мне изменившимися до неузнаваемости. Я не могла поверить, что бывает так хорошо. Весь следующий месяц я думала только о Максиме, жила им, ждала его, а дождавшись, забывала обо всем на свете. Меня не беспокоили ни его исчезновения на пару-тройку дней, ни то, что я так и не узнала, где он работает, и даже звонки от какой-то странной девушки, назвавшейся его гражданской женой, показались мне дурной шуткой неудачливой конкурентки. По крайней мере Максим именно так объяснил мне ситуацию.

А я поверила, потому что очень хотела ему верить. Спустя месяц он сказал, что хочет от меня ре­бенка. И сразу же попытался мне его сделать (мы предохранялись, что называется, естественным образом). В тот раз ничего не получилось, но мысль о ребенке от Максима плотно засела у меня в голове. Надо сказать, что, несмотря на то что к тому моменту я успела побывать замужем и даже прожить с мужем пять лет, детей мне никогда особенно не хотелось. Родители и подруги буквально просверлили дырку у меня в голове, говоря, что мне давно пора родить, но я не чувствовала в себе никакой потребности стать матерью. А с Максимом все крепко спящие во мне инстинкты неожиданно пробудились, и я безумно захотела ребенка. Причем только от него.

Неудачный сюрприз

Дурное дело, как говорится, нехитрое. Мы перестали предохраняться. Кстати, ни о каком браке речь не шла. Эта тема вообще не поднималась. Но мне почему-то казалось, что Максим хочет для начала убедиться, что у нас не будет проблем с зачатием, а как только я забеременею он сразу упадет на одно колено и скажет слова, о которых я мечтала. В реальности случилось иначе. Я почувствовала, что беременна, – хотите верьте, хотите нет – буквально через несколько дней после того, как малыш закрепился у меня в животе, и по телефону намекнула любимому, что, судя по всему, его мечта сбылась. Его реакция была неожиданной. По крайней мере для меня. Он сказал, что рано делать выводы, надо подождать пару недель, купить тест на беременность, и пообещал перезвонить.

Наверное, вы уже догадались, что звонка не последовало? Когда, не дождавшись месячных, я сделала тест и убедилась, что ребенок действительно будет, я набрала его сама. Максим говорил недовольно, будто я ему навязывалась, поздравил меня и сказал, что занят. Я прорыдала неделю, но мысли избавиться от ребенка у меня не было. Во-первых, я по-прежнему любила Максима и в глубине души надеялась, что он одумается, во-вторых, я хотела этого малыша, а в-третьих, в моем возрасте думать об аборте было просто несерьезно.Я рассказала о случившемся маме, и она, к счастью, вместо того, чтобы меня ругать, обрадовалась и сказала, чтобы я ни о чем не беспокоилась. И она, и отец, и моя сестра -все будут счастливы помочь мне.

Новый поворот

Чтобы развеяться и не думать о Максиме, я старалась, пока растущий живот не начал вносить коррективы в мою жизнь, побольше выходить в свет и общаться с друзьями. Одним из них и был Костя. Познакомились мы с ним совершенно случайно буквально через несколько дней после нашей последней встречи с Максом. Я по делам приехала в одну организацию, запуталась в кипе бумажек, и Костя, работавший там, вызвался мне помочь. Поскольку побывать в том месте мне предстояло еще не раз, мы обменялись телефонами. Помню, он понравился мне сразу. Мой ровесник, высокий, представительный – все как я люблю. На тот момент Костя был абсолютно свободен и стал усиленно звать меня на свидания. Мы встретились один раз, потом второй, третий, и он стал казаться мне все более и более привлекательным. На фоне исчезнувшего Максима и пережитых страстей Костя был для меня оплотом надежности и стабильности. Так получилось, что одна из наших встреч закончилась сексом. А еще спустя несколько недель Костя предложил мне жить вместе.

Правда или ложь

Сейчас я описываю это, и кажется, что все происходило спокойно и размеренно. Но на самом деле в моей голове царил хаос. С одной стороны, я ужасно скучала по Максиму и пыталась понять, почему он так поступил со мной. Зачем ему нужно было делать мне ребенка, если он не планировал быть со мной? Почему он не отвечает на звонки? Кто он вообще на самом деле? Эти вопросы взрывали мой мозг круглосуточно. С другой стороны, Костя окружил меня любовью и заботой, лучшего спутника жизни и отца для своего ребенка я и представить себе не могла. Я бы давно сказала ему «да», но боялась думать о том, как он отреагирует, узнав о ребенке. Что греха таить, в голове у меня крутилась подленькая мысль: ничего не говорить Косте о беременности, а потом просто поставить его перед фактом.

В конце концов, между нашим последним сексом с Максом и первым с Костей был промежуток порядка трех недель, и ему бы и в голову не пришло, что малыш не его. Начинать совместную жизнь с такой лжи не хотелось, но так страшно было, что Костя немедленно исчезнет, узнав о ребенке! Единственная подруга, которой я рассказала о своих сомнениях, к счастью, отговорила меня от вранья. Она сказала, что если правда выяснится спустя лет десять, то масштаб катастрофы будет ужасен. А если Костя сбежит сейчас, то туда ему и дорога! Я до последнего оттягивала момент истины, но в один из вечеров, когда Костя снова поднял тему совместного проживания, собралась с духом и рассказала ему все. Он думал не больше 30 секунд, а затем совершенно будничным тоном сказал: «Ну значит, будем жить не вдвоем, а втроем».
Отец ребенка

Семейная жизнь

А затем потянулись месяцы бере­менности и притирки. Я капризничала, придиралась, Костя отмалчивался, сидя у компьютера. Я узнала, что у него есть ребенок от бывшей девушки, которая родила «для себя», пообещав, что не будет предъявлять никаких претензий. Конечно, когда малышка родилась, его замучила совесть, он признал отцовство и регулярно навещал девочку, которой исполнилось уже два года. Я мозгами понимала, что это характеризует его только с лучшей стороны, но при этом безумно ревновала. Мне не жалко было, что он помогает дочке деньгами, но вот то, что она ему родная, а мой сын (тогда я уже знала, что жду мальчика), получается, бу дет чужим, страшно меня злило.

А еще я сравнивала эту историю и нашу с Максимом, который сам просил меня о ребенке, а потом просто сделал вид, что ничего не было. Мы поженились, когда я была уже на восьмом месяце беременности. Не потому, что Костя думал. А из-за того, что я, дура, все ждала. Ждала, что Максим придет в себя. Поймет. Одумается. Попросит прощения. Как это ни парадоксально, в случившемся я все равно винила себя. Мне казалось, что я в чем-то ошиблась, что-то не так сделала, слишком быстро отступилась… Мы даже иногда созванивались с Максом, но он, узнав, что я живу с мужчиной, радостно обвинил меня в подлой измене и отказался принимать какое-либо участие в жизни ребенка. Мама советовала мне подать на алименты, но в таком случае рано или поздно всплыло бы, кто настоящий отец, а мне этого не хотелось. Равно как и вступать в какие-либо тяжбы. Я просто попыталась вычеркнуть Максима из памяти.

История продолжается

Когда родился мой малыш, в сви­детельстве о рождении в качестве отца был записан Костя. Он при­сутствовал при родах, помогал мне с сыном и, конечно, полностью обеспечивал нашу семью финансово. А я, немного придя в себя после родов, позвонила Максиму. Сообщить новость. Даже в этот момент я в глубине души еще надеялась, что он захочет навестить сына, а когда его увидит, то, конечно, начнет умолять меня вернуться. Самое паршивое, что, если бы он действительно появился и поманил меня пальцем, я бы бросила все и пошла за ним. Нет, не подумайте худого, я действительно любила и люблю своего мужа, но Максим был моей страстью, абсолютно ир­рациональной и лишенной всякого здравого смысла.
Впрочем, судьба не дала мне шанса проверить свои чувства к Косте. Узнав о рождении сына, Максим пообещал как-нибудь заехать и, конечно, не приехал. Мы еще несколько раз с ним разговаривали – мне надо было узнать, нет ли в его семье каких-то наследственных болезней, – но он даже не попросил меня прислать фото Андрюши.

Сейчас сыну уже три года, он, как ни странно, очень похож на Костю, так что никому, даже свекрови, не приходит в голову, что он ему не родной отец. Костя проводит с Андреем много времени, и, хотя он, как любой мужчина, далеко не идеален, сейчас я понимаю, что никто другой ни мне, ни моему ребенку рядом не нужен. При этом я все равно в глубине души рада, что все случилось именно так, как случилось. Я родила ребенка от человека, к которому испытывала сильные чувства. Я живу с мужчиной, которого я люблю, пусть и не так страстно, и который любит меня. Сложись все иначе, очень может быть, у меня до сих пор не было бы семьи. А Максима, где бы он сейчас ни был, мне остается только пожалеть. Ведь он никогда не узнает, какой чудесный у него сынок!

Ноябрь 17, 2011 9:31:14 ДП


загрузка...


Комментарии закрыты.