Войти |ЗарегистрироватсяВсего пользователей 144 Статей 613


Как прожить всю жизнь с одним человеком

Как прожить всю жизнь с одним человекомПодруги иногда меня спрашивают: «Как тебе удается столько лет жить с одним и тем же человеком и даже не смотреть в сторону?» На самом деле я вложила в наши отношения такое количество эмоций, нервов и переживаний, что ни на что и ни на кого другого у меня их просто не осталось. И я этому рада!

Первое свидание

Начиналось все так давно, что даже и не верится. Мы познакомились почти двадцать лет назад на веселой студенческой вечеринке. Мне тогда только-только исполнилось восемнадцать, Стасу – двадцать один год. Мы оба были не слишком отягощены моралью и свободны от каких-либо обязательств, поэтому, почувствовав, как между нами проскочила та самая знаменитая искра, заставляющая людей совершать различные сумасшедшие по­ступки, уже на втором или третьем часу знакомства уединились от посторонних глаз в спальне хозяина вечеринки. Гости в большинстве своем разошлись, а мы все не освобождали территорию, будучи просто не в силах оторваться друг от друга. Когда же нас в результате все-таки «выгнали», мы отправились гулять по ночному городу и бродили до самого утра, целуясь и разговаривая ни о чем.

С рассветом Стас проводил меня до дома, пообещал позвонить и… пропал. Я ничего не слышала о нем целый год, а наводить справки считала ниже своего достоинства. Конечно, было обидно, но в юности к таким вещам относишься философски. В конце концов, говорила же мне мама: не целуйся (на большее ее фантазия и не распространялась) на первом свидании. Год спустя мы встретились опять все в той же компании и с трудом узнали друг друга. На этот раз я была горда и неприступна, да и он, сказать по правде, не пытался меня соблазнить. Преодолев первое сму­щение, мы зацепились языками на какую-то общую тему, затем выяснилось, что в компании, где Стас работал, частенько появляются вакансии для студентов, и он пообещал свести меня с нужным человеком. На этот раз я ни на что особо не рассчитывала, более того, была уверена, что он про меня забудет, но тем не менее Стас перезвонил.

Дружба

Другом Стас оказался куда более надежным, чем любовником, и, хотя он по-прежнему мне очень нравился, я предпочла в нашем общении не выходить за рамки приличия. У нас было много общих тем как по работе, которую он действительно помог мне найти, так и вообще. Мы встречались иногда пару раз в месяц, иногда не виделись по полгода; он менял девушек как перчатки, я – ухажеров, но друг с другом держались на расстоянии вытянутой руки. Причем стоило мне, убедившись, что очередной прекрасный принц, встретившийся мне на жизненном пути, ничего из себя не представляет, задуматься о том, что Стас лучше всех встречавшихся мне доселе мужчин, как он либо исчезал из поля зрения, либо хвастался новым романом. И то же самое происходило со мной. Его знаки внимания мне как женщине всегда случались, когда я была увлечена кем-то другим.

Так прошло еще два года. Надви­гался новый, 1998 год. Мы с компанией друзей забронировали несколько номеров в ялтинском пансионате и решили устроить праздник на выезде по мотивам любимого всеми фильма «Асса». Вот только в последний момент выяснилось, что моя подруга, с которой мы должны были жить в одной комнате, поехать никак не сможет. Я впала в уныние, ведь получалось, что мне придется либо тоже отказаться от поездки, либо платить за номер в одиночку. Оба варианта мне не нравились категорически. Стас позвонил мне в тот самый момент, когда я прикидывала возможности и надеялась найти оптимальный выход. В разговоре между делом я пожаловалась ему на свою беду, и он неожиданно предложил заменить собой «отказницу». «В конце концов, стесняться друг друга нам глупо, а никаких интересных планов на Новый год у меня нет»,- убеждал меня он. Подумав, я решила, что это идеальный вариант, ведь, по сути, он тоже был моей подружкой, и 29 декабря мы сели в поезд, чтобы на следующий день оказаться в зимней Ялте.
всю жизнь с одним человеком

Первая попытка

Считайте меня наивной, но я почему-то на все 150% была уверена, что в поездке между нами ничего не произойдет. Слишком много времени прошло. Подумаешь, одна комната, мы же друзья! И тем не менее в первую же ялтинскую ночь мы спали в одной постели. Все получилось настолько естественно и легко, как будто так и должно было быть. Он просто посмотрел на меня, я – на него, и все правила, здравый смысл и добрые намерения отошли на второй план. С кем Новый год встретишь, с тем его и проведешь! Оказалось, что пословица работает. Спустя месяц после возвращения из Ялты мы подали заявление в загс, а еще через месяц поженились. Первый год после скромной свадьбы прошел как в прекрасной сказке. Мы были влюблены, мечтали о будущем, строили планы, делились переживаниями и, конечно, не вылезали из постели. Стас заботился обо мне как мог: делал приятные сюрпризы, дарил пусть небольшие, но подарочки, был романтичен, а в сторону других женщин не смотрел вовсе. Тем не менее, когда первая эйфория прошла, на передний план вышла реальная жизнь. Мы с самого начала поселились отдельно,так нам казалось правильнее, к тому же ни у его, ни у моих родителей не было лиш­ней комнаты для молодой семьи. На аренду крошечной однокомнатной квартирки в отдаленном районе города уходила большая часть нашего совместного дохода. Денег постоянно не хватало, что регулярно приводило к конфликтам и спорам о приоритете в тратах. Ну сами подумайте, как я могла реагировать на покупку нового технического прибамбаса, если в холодильнике не было простейших продуктов! Выясни­лось также, что у нас совершен­но разное отношение к понятию «мой дом».

Для меня дом всегда был моей крепостью, укрытием от внешнего мира, а Стае, наоборот, тащил в квартиру всех под­ряд. У нас регулярно устраивались вечеринки, ночевали его друзья, и бывало, что, собираясь с утра на работу, я пробиралась в ванную буквально по телам. У Стаса, в свою очередь, были претензии ко мне как к хозяйке, он был уверен, что я должна полностью взять на себя заботу о его гардеробе, ходить с ним по магазинам, печь пироги. По его мнению, я была слишком зациклена на карьере и не уделяла времени семье и быту. А еще он постоянно заговаривал о ребенке, а мне даже думать об этом не хотелось. Наверное, в наших проблемах не было ровным счетом ничего необычного. Мы, как и многие молодые пары до нас, проходили через испытание бытом. Кто-то смог выдержать его и остаться вместе, мы – нет. Инициатором расставания выступила я. Стае меня отговаривал, клялся, что дальше будет проще, обещал, что все наладится, но у меня как-будто наступило эмоциональное отупение. Я наигралась в семейную жизнь, не хотела видеть его каждый вечер рядом, мне нужно было время для себя. Думаю, я просто не успела повзрослеть. В итоге, прожив вместе почти четыре года, мы расстались. К счастью, детей и совместного имущества у нас не было, так что развели нас быстро и без каких-либо проблем.

Антракт

После развода долгое время мы не виделись и не разговаривали по телефону. Обрубили все кон­такты и даже общих знакомых не­гласно поделили так, чтобы случайно не услышать друг о друге. Не могу сказать, что я скучала. Вернувшись под мамино крылышко, я снова почувствовала себя юной и безответственной. Мне не надо было думать о питании, уборке, оплате квартиры, а зарплату я могла тратить только на себя и свои прихоти. Если о чем-то я и вспоминала с ностальгией, то это о Ялте и первых романтических месяцах нашей совместной жизни. Остальное полностью стерлось из моей памяти.

Стас начал позванивать спустя года полтора. Сначала мы изредка болтали по телефону о том о сем, потом он как-то заехал ко мне в гости, и мы чисто по-дружески напились, как в старые добрые времена. Лед был растоплен, и мы вновь начали общаться с разной степенью регулярности. Не знаю, с кем встречался в то время Стас, я старалась не задавать неудобных вопросов, а у меня в самом разгаре был бурный роман. Ренат сотрудничал с компанией, где я тогда работала, и после нескольких деловых обедов сделал все возможное, чтобы перевести наше общение в неформальное русло. Он был старше меня на 10 лет, занимался бизнесом и казался мне в тот момент воплощением всех человеческих добродетелей. С ним я планировала прожить долгую спокойную жизнь безо всяких материальных и прочих проблем. Наш роман развивался стремительно. Большую часть времени я жила у него и окончательно не переезжала только по­тому, что моя квартира была гораздо ближе к работе. Официальная регистрация отношений казалась нам обоим лишь делом.

Мой двадцать восьмой день рождения ознаменовался двумя важными событиями: мой друг открывал новый бизнес в Турции и должен был переехать туда минимум на пару лет, а я обнаружила, что беременна. Мы оба были счастливы, и, хотя предстоящая разлука несколько омрачала ликование, в,целом все складывалось хорошо. Ренат предлагал мне сразу же уехать вместе с ним, но я решила, что честно доработаю до декрета, возможно, даже рожу ребенка в Москве, а затем перееду к любимому в Турцию и поживу там с малышом до окончания срока командировки. Со свадьбой мы решили не торопиться: мне не хотелось быть «невестой с пузом». Мой жених уехал, пообещав на­вещать меня как можно чаще, а я осталась читать журналы для беременных и строить планы на счастливое будущее.

Человек предполагает

Я ничего не говорила Стасу о своей беременности, понимая, что вряд ли новость его обрадует, но, когда я уже была на пятом месяце, он сам заметил округлившийся животик и задал вопрос. Никогда не видела у него такого растерянного лица. «Беременна? Выходишь замуж?» – повторял он как попугай. Мысль об этом явно не укладывалась у него в голове. Пару недель после этого он мне даже не звонил, а потом, появившись, неожиданно взял на себя роль моего опекуна, старшего брата и друга, вместе взятых. Он каждый день справлялся о моем само­чувствии, ездил со мной по магазинам или врачам, если была такая необходимость, забирал меня из гостей и даже периодически, когда дела позволяли, возил меня по утрам на работу.

Я не понимала, почему и зачем он это делает, но такое внимание, конечно, было мне приятно. Тем более что отец моего малыша был далеко. За полгода мы виделись всего два раза, и, честно сказать, в глубине души я была на него очень обижена: все-таки расстояние от Анталии до Москвы было не столь велико, а мне очень не хватало его внимания и поддержки. Одним ужасным февральским утром, будучи уже на восьмом месяце беременности, я проснулась затемно от острой боли во всем теле и обнаружила на простынях кровь. Много крови. Я сразу поня­ла, что происходит что-то ужасное. Обычно активный, малыш не двигался, а боль была явно не похожа на схватки. С трудом добравшись до телефона, я в первую очередь вызвала «скорую», а затем чисто инстинктивно позвонила Стасу. Он примчался мгновенно.

Не буду описывать подробностей самого кошмарного дня моей жизни, но спустя пять часов после приезда в роддом я лежала в палате без живота, без ребенка, даже без слез и пыталась осознать факт, что моя идеальная беременность по непонятным медицине причинам закончилась трагически. Ребенок погиб. Большую часть времени Стае сидел у моей кровати. Он же позвонил моим родителям и Ренату в Турцию. Я говорить не могла и не хотела ни с кем. Физически я оправилась быстро, но мир полностью потерял краски и как будто развалился на части… С прилетевшим из Турции спустя неделю после гибели нашего малыша Ренатом я общалась через силу. Мне показалось, что он изменился, и далеко не в лучшую сторону, а когда он уехал, я знала: продолжения у этой истории не будет. Нам обоим было сложно даже смотреть друг на друга.

И снова Новый год

В себя я приходила не спеша, старалась как можно больше времени проводить на работе – только она отвлекала меня от грустных мыслей. Друзья и подруги не то чтобы отвернулись, но им явно было неуютно со мной. Они не понимали, как меня утешить, боялись, что нечаянно в разговоре возникнут неудобные темы, и потому предпочитали держаться на расстоянии. Я не винила их, да и сама не стремилась с кем-либо общаться. Всегда рядом был только Стае. Он продолжал опекать меня и вытягивал из дома чуть ли не силой. Я не преувеличиваю: в один из выходных он просто взял меня на руки и отнес в машину прямо в тапочках и спортивном костюме, в котором я ходила дома. Я не знала, почему он это делает, понятия не имела, что происходит в его личной жизни, но без его поддержки я, наверное, бы не справилась.
А потом,как ни странно, снова случился Новый год. На этот раз 2007-й. Праздновать я не собиралась, настроения веселиться не было совсем. Узнав об этом, Стае спросил, означает ли это, что в новогоднюю ночь я буду дома. Когда я ответила утвердительно, он, вместо того чтобы меня уго­варивать, сказал: «Ну хорошо», и разговор на эту тему закончил­ся. Честно сказать, я ожидала и даже в глубине души надеялась, что он приедет. Поэтому я слег­ка накрасилась, надела платье и даже нарезала салат оливье. На большее меня не хватило, да и не хотелось, в случае если он не появится, сидеть «как дуре с мы­той шеей». Но Стае появился. Без пяти минут двенадцать он звонил в мою дверь, держа в руке огромный мешок с готовыми салатами, шампанским и даже маленькой елочкой. Радость при виде его была, наверное, моей первой положительной эмоцией за весь этот год. В ту ночь мы опять стали любовниками.

Вторая попытка

А потом были встречи и расставания, мои метания и его несокрушимая уверенность в том, что мы все равно рано или поздно будем вместе, и в итоге, спустя полтора года, свадьба. На этот раз пышная: с лимузином, гостями, дорогим рестораном и свадебным пу­тешествием. В нашей первой, не считая Ялты, совместной поездке мы часто обсуждали, почему нам потребовалось так много времени, чтобы понять, как сильно мы нужны друг другу. По словам Стаса, только узнав о моей беременности, он вдруг отчетливо понял, что я могу навсегда покинуть его, и, хотя ни на что уже не надеялся, старался быть рядом столько, сколько я ему позволяла. Для меня же самым странным в этой истории является то, что первый наш брак остался для меня не более чем биографическим фактом. Нынешний Стае с трудом ассоциируется у меня с человеком, который был рядом со мной в юности. Тот был бесшабашным мальчишкой, нуждавшимся в опеке, этот – взрослый мужчина, который относится ко мне во многом как старший брат и, безусловно, играет ведущую партию в семье. Не исключено, что именно наша запутанная история превратила мальчика в настоящего мужчину. Сейчас наша основная задача – это, конечно, ребенок. Несмотря на многочисленные попытки, у меня пока не получается забеременеть -печальный опыт сказался на моем здоровье не лучшим образом, – но я не сомневаюсь, что рано или позд­но, сами или при помощи врачей, мы обязательно станем родителями. И еще, хоть и говорят, что ни от чего зарекаться нельзя, я верю, что третьего брака у меня не будет. Ну если только опять со Стасом!

Январь 13, 2012 1:36:11 ПП


загрузка...


Написать ответ